Партнеры
27
Сб, фев

Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В октябре далёкого 1901 года издаваемый в Санкт-Петербурге историко-литературный журнал «Исторический вестник» разместил на 801 странице 86-го тома небольшую заметку. Вот её текст:

«Раскопки в Орловской губернии.

Нынешним летом в Болховском уезде В. Р. Апухтиным произведены интересные раскопки. В версте от деревни Низина протекает ручей Песочня, впадающий в реку Вытебеть (приток реки Жиздры). На возвышенном берегу когда-то полноводной речки, что видно по старому руслу, а ныне ручейка Песочня расположены по направлению с северо-запада на юго-восток четыре кургана полушаровидной формы от 2-3 аршин высоты (1,5-2 метра,- О.В.).

Местность эта известна в народе под именем «Четырёх могил». На самом деле оказалось, что могильник этот тянется ещё дальше по тому же направлению, но число могил нельзя определить, так как они с годами расплылись и распаханы. Удалось только найти следы двух таких расплывшихся курганов и на 3/4 аршина (чуть более полуметра,- О.В.), вырыты костяки. Если сплошь прорыть по этому направлению всё пространство, то можно было бы натолкнуться на остатки других курганов. Раскопки начались с кургана №1, в котором найден костяк гигантского роста 2 аршина 15 вершков (2 метра 9 сантиметров,- О.В). Обряд погребения обыкновенный: руки вытянуты вдоль туловища с востока на запад (голова назад), рядом с левой рукой найден разломанный на 2 части ножик, в головах найдены обломки горшка с первобытным орнаментом; тут же найдены очевидно бывшие в горшке кости животных, куски угля и пепел. На аршине глубины от вершины заметен след от костра, слой угля с золой и черепки. В остальных курганах найдено почти то же самое.

В двух верстах от этого могильника, в одной версте от погоста «Дольцы», расположено городище или «городок Дольцы», как его зовут местные крестьяне. Народная молва приписывает этот курган «разбойнику Кудеяру» и присоединяет легенду о 12 бочках золота, зарытых здесь. Городок этот в нескольких местах имеет следы разрытия кладоискателями. Первоначально городок имел форму четырёхугольника, но затем северо-западная часть сплыла.

Прорыт был курган крестообразно, найдены масса черепков с орнаментами, железных толстых лоскутов кольчуги и масса осколков железной утвари, предметы в виде грузил цилиндрических с отверстиями по оси цилиндра, с углублениями и полосами. Подробное описание раскопок В. Р. Апухтин намерен сделать в Петербургском археологическом институте, где он состоит слушателем, а также имеет в виду доложить о своих раскопках в Императорском археологическом обществе в Москве».

Журнал «Исторический вестник» издавался с 1880 по 1917 год. После почти векового перерыва, в 2012 году восстановлен и в настоящее время выходит в Москве. Штабс-капитан Всеволод Ростиславович Апухтин (11 февраля 1874 — после 1928) — член-корреспондент Императорского Русского Военно-Исторического общества, военный историк, краевед, археолог, музейный деятель. И наш земляк-болховчанин, оставивший помимо многочисленных исторических трудов книгу «Болховская старина».

Вот вроде и всё, смущает только название населённого пункта — Низина. Деревни с таким названием сейчас в Болховском районе нет. Но Болховский уезд по площади был больше современного Болховского района в два с лишним раза, поэтому поиск нужно расширять. И… деревня нашлась. В соседнем, Знаменском районе Орловской области. Называется немножко по-другому, не Низина, а Низино. Входит в Узкинское сельское поселение, по переписи 2010 года в деревне проживало десять жителей возле реки Вытебеть и начинающихся густых лесов Орловского Полесья. В старые времена здесь находилась Дубенская засека.

Деревня впервые упоминается в 1678 году среди вотчин Хотимльского стана. И в документах Генерального межевания, проводимого уже при Екатерине Второй. Данные оцифрованы и служат подарком всем краеведам. Поискал фамилии владельцев деревни. Так и есть, всё ожидаемо. Несколько Апухтиных, Сафоновы, Ржевские, Логвиновы и другие знакомые фамилии болховских дворян. Вдруг — «генерал-аншефша Кашкина Екатерина Ивановна». Фамилия не болховская, да и звание у мужа генерал-аншеф, чин второго класса Табели о рангах. Выше только фельдмаршал! Конечно, нужно узнать все возможные сведения. Это большого труда не составит, генерал-аншефов было совсем немного. Да и в фамилии что-то знакомое, но сразу не вспомнить.

И вот он, генерал-аншеф Евгений Петрович Кашкин (12(23).01.1738 — 7(18).10.1796). Личность во всех отношениях заметная. Сын Петра Гавриловича Кашкина, одного из «птенцов гнезда Петрова», ставшего впоследствии вице-адмиралом флота российского. Строил суда и воевал на море, служил всю жизнь и умер, написав прошение об отставке, но не дождавшись высочайшего решения. Вернёмся к нашему герою. Служил, воевал, был тяжело ранен, выполнял дипломатические (и не только) поручения. Был отличным администратором, перечень должностей говорит сам за себя: губернатор Выборгский, генерал-губернатор Пермский и Тобольский, Ярославльский и Вологодский, Тульский и Калужский. Именно Евгений Петрович Кашкин превратил Егошихинский медеплавильный завод в город Пермь. Императрица Екатерина Вторая доверяла ему огромные суммы денег, что говорило о многом. Вот так, в одном лице военный, ловкий царедворец и умелый администратор.

   

Евгений Петрович Кашкин и Екатерина Ивановна Кашкина (ур. Сафонова).

Женился Евгений Петрович на Екатерине Ивановне из дворянского рода Сафоновых. Брак продлился тридцать лет, до самой кончины мужа. Родились два сына и девять дочерей. Сын Дмитрий Евгеньевич был участником суворовского Итало-Швейцарского похода. В чине генерал-майора командовал егерским полком и за отличие в сражениях при Сен-Готарде, Урзерне и на Чортовом мосту награждён орденом Св. Анны первой(!) степени.

 

Дмитрий Евгеньевич Кашкин.

 В реляции наш выдающийся полководец Александр Васильевич Суворов отметил «...выдающуюся храбрость генерала Кашкина». Военную карьеру Дмитрия Кашкина погубил конфликт с вышестоящим командиром, князем Василием Николаевичем Горчаковым. Последний, кстати, тоже владел имениями в Болховском уезде. В болховском Троицком Рождества Богородицы Оптином монастыре сохранилось надгробие его отца, князя Николая Ивановича Горчакова (приходился Льву Николаевичу Толстому родным прадедом). Сын Николай Евгеньевич Кашкин дослужился до сенатора в чине тайного советника. И вот здесь начинается самое интересное. Его сын, Сергей Николаевич Кашкин, был декабристом, а внук Николай Сергеевич Кашкин осуждён в 1849 году по делу Петрашевского (его ждала служба рядовым на Кавказе, бои, награждения, присвоение офицерского звания и возвращение дворянства).

 

Сергей Николаевич Кашкин, декабрист.

 

Николай Сергеевич Кашкин, петрашевец.

  И он не единственный декабрист в благородной фамилии! Дочь Евгения Петровича Кашкина и Екатерины Ивановны, Анна Евгеньевна Кашкина, вышла замуж за вице-губернатора Тульской губернии князя Петра Николаевича Оболенского. Их сыновья — декабристы Евгений Петрович Оболенский и Константин Петрович Оболенский. Так вот откуда на слуху фамилия Кашкин! В биографическом справочнике «Декабристы» под редакцией М.В. Нечкиной написано, что его мать — Анна Евгеньевна Кашкина. А к биографии Евгения Оболенского обращался не раз. Да-да, тот самый, командующий восставшими на Сенатской площади вместо неявившегося князя Трубецкого. С декабристом Сергеем Николаевичем Кашкиным они двоюродные братья, да и служили в одном полку, лейб-гвардии Павловском.

 

Анна Евгеньевна Кашкина (в замужестве Оболенская) – мать декабристов Евгения и Константина Оболенских.

 

Евгений Петрович Оболенский, декабрист.

Вот так болховская деревня Низина на речке Вытебеть! Оказывается принадлежала предкам трёх декабристов! Впрочем у старшего брата генерал-аншефа Кашкина, тайного советника Аристарха Петровича Кашкина, три потомка тоже декабристы. Матвей, Сергей, Ипполит Муравьёвы-Апостолы его родные правнуки!

 

Аристарх Петрович Кашкин.

   

Сергей Муравьев-Апостол и Матвей Муравьев-Апостол

 После десятимесячного заключения в Петропавловской крепости Сергей Николаевич Кашкин был отправлен в Архангельск с указанием местному руководству «...ежемесячно доносить о поведении». Константин Петрович Оболенский провёл в Петропавловской крепости четыре месяца, 15 июня 1826 года Высочайше было повелено выпустить и отправить в полки Финляндского корпуса. Евгения Петровича Оболенского ждала тяжёлая судьба. Он был осуждён на вечную каторгу в Сибирь. Позже срок был сокращён, Евгений Петрович провёл на каторге 13 лет, а в 1839 году последовал перевод на поселение. В родные края он смог вернуться лишь в 1856 году. На поселении Евгений Петрович женился на Варваре Самсоновне Барановой, в браке родились четыре сына и пять дочерей. Младшая дочь Ольга (1860 года рождения) работала в приюте «Всех скорбящих радость». Приют был основан священником Преображенской церкви села Спас-Чекряк Болховского уезда Орловской губернии Георгием Коссовым в 1903 году и освящён 27 июня 1903 года болховскими священниками — протоиереем Спасо-Преображенского собора Дмитрием Исидоровичем Рудневым и священниками Иаковом Феноменовым и Константином Коссовым («Орловские епархиальные ведомости» 1903 год, №30, стр 630-632). О приюте я писал в заметках «Далёких предков чуть заметен след», по семейным преданиям в нём воспитывалась моя прабабушка, Архангельская Прасковья Петровна. А воспитательницей у неё была дочь декабриста Ольга Евгеньевна Оболенская. Не могу не добавить, что в августе 2000 года на юбилейном Архиерейском соборе Георгий Коссов за своё святое житие был канонизирован в ранге священноисповедника. Мощи святого были обретены 9 декабря в день памяти Великомученика Георгия Победоносца, который был ангелом-хранителем в дни земного бытия болховского священника. Отныне они хранятся в болховском Спасо-Преображенском соборе.

21 марта 1804 года во 2-м Департаменте Московского Надворного суда состоялся раздел имущества семьи Кашкиных, в том числе имений на Орловщине. Сыновья и дочери генерал-аншефа Кашкина получили свои доли. В 1808 году сёстры Кашкины продали «… сёла Воздвиженское (Большое Житкое тож) и Узкое с деревнями и пустошами (дер. Плеханова, Пишкова, Кащеева, Низина, пустошь Самсонова, пустошь Галактионова — Воронцовское поле, бабье Селище) и лес на реке Вытебеть, — всего 185 душ и 151 десятину дикопорозжей земли,- гвардии прапорщику Алексею Ивановичу Желябужскому». А два года спустя, в 1810 году, их брат Николай Евгеньевич Кашкин продал свою долю подпоручику князю Михаилу Дмитриевичу Сонцову-Засекину: «… Сельцо Малое Житкое и деревню Низину в Болховском уезде при 910 десятинах земли и мельнице на реке Вытебеть». Об этом написал их потомок, Николай Николаевич Кашкин, назвав свой труд «Родословные разведки». Удивительная книга и трогательная подпись автора: « Предкам своим за унаследованные честное имя и любовь к труду и знаниям благоговейно посвящает Н.Н. Кашкин».

 

Николай Николаевич Кашкин, мемуарист.

 

Остаётся только добавить, что вышеупомянутый гвардии прапорщик Алексей Иванович Желябужский — родной прадед нашего знаменитого земляка, поэта Алексея Николаевича Апухтина.

 

Нашёл на карте деревушку,

А в ней всего-то пять дворов.

Петляет Вытебеть-речушка,

Не выходя из берегов.

 

А дальше череда открытий,

О чём не думал, не гадал.

Владел землёю знаменитый

В былую пору генерал.

 

Служил умело, беспорочно,

И так случилось, верь не верь:

Известно абсолютно точно,

Что выстроил он город Пермь.

 

Ещё находка, будто выстрел,

И не прибавить, не отнять:

Его три внука декабристы!

… Спешу волнение унять.

 

Мозаику родного края,

Привет из глубины веков,

Я по крупицам собираю.

… А до финала далеко.