Партнеры
19
Ср, фев

Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
ImageВ августе 1969 года, когда на высоте 203,5 в молодой берёзовой рощице у Кривцово вовсю шли работы по возведению первого на Орловщине мемориала воинам 3 армии, в местной  газете «Болховская новь» появился один из первых очерков об этих зимних боях 1942 года. Название его было «Танковый таран». Уже через две недели печатается и другой – «Непобедимый танк». Написаны они были ленинградцем, бывшим замполитом 79 танковой бригады (79 ТБр) Иваном Алексеевичем Копыльцевым – майором в отставке, участником этих сражений. 
 
В  период этих боёв Иван Алексеевич не был ещё майором, а был политруком в 1-м батальоне этой же бригады и непосредственно участвовал в боях у Кривцово в феврале 1942 года. Вместе с тем, по своей гражданской профессии, он был журналистом и оканчивал войну редактором дивизионной газеты «За разгром врага» 32 СД. Он прошёл всю войну, потеряв многих своих боевых товарищей, дважды был легко ранен, но остался жив. В Кривцовских боях 1942 года он тоже получил ранение 17 февраля 1942 г. и за эти бои был, видимо, награждён медалью «За отвагу» в апреле того же года. Приказ об этом есть, но наградной лист, почему то, на сайте «Подвиг народа» не выложен. Вместе с тем об этом его подвиге можно прочесть в «Краткой боевой характеристике 79 ТБр с 31 января 1942 г. по 1 августа 1942 г.», где записано следующее: «Танк политрука Копыльцева был подбит термитным снарядом, в результате чего произошло загорание внутри машины. Осколками снаряда тов. Копыльцев был ранен. Вытащив из машины горящие предметы и термитные осколки Копыльцев снова повёл машину в бой, отказавшись от эвакуации по ранению». 
 
ImageImage
 Очерки И.А. Копыльцева в газетах «Болховская новь» и «Орловская правда»

Иван Алексеевич, автор не только этих первых очерков в «Болховской нови», но и целого цикла других художественно-публицистических статей об этих боях, последовавших в газете уже после открытия Кривцовского мемориала. Таких как: «Четыре Ивана», «На Кривцовской высоте», «Приказ выполнен», «Танковый десант». Описывал он в них не свои подвиги, а подвиги своих боевых товарищей, погибших в этих боях. Большая часть очерков проиллюстрированы их фотографиями.  Так если взять первые два очерка 1969 года, то на вас смотрят со старых снимков военных лет лица водителя танка Александра Ковтуна, помкомроты по техчасти Ивана Селина и комвзвода Василия Юнака. Всё это реальные люди, участники Кривцовских боёв,  погибшие или пропавшие без вести, реальность которых подтверждают донесения о потерях по 79 ТБр. 

Так же оформлен был и очерк на «Кривцовской высоте», вышедший в мае 1971 года уже в «Орловской правде»: в колонке справа снимок командира танковой роты Павла Шелыхманова, а в левой – механика-водителя Т-34 Ивана Пустяка.  Но, несмотря на то, что реальность описанного героизма экипажа Шелыхманова была зафиксирована  и в книге Е.Е.Щекотихина «Орловская битва» (кн.1, стр. 318), именно этот очерк зародил во мне сомнение в истинности описываемых событий.  Дело в том, что старшего лейтенанта 79 ТБр Шелыхманова Павла Сергеевича в донесениях о потерях этой бригады не было, а был (дон. №12959) старший лей-нт Шелехманов Павел Сергеевич, тоже командир роты, но погибший не на Кривцовской высоте, а раненный у села Средние Ростоки 17.02.1942 и умерший при эвакуации, а затем захороненный в братской могиле села Полтево на правом берегу Оки. 
 
Image 
Снимок Шелыхманова из газ. «Болховская новь» от 10.03.1973 
 
Чтобы уяснить себе, что происходило 17.02.1942 в 79 ТБр нужно прочесть журнал боевых действий бригады, который имеется на сайте «Память народа» в выдержках. Буквально на первой странице этого документа мы столкнёмся с похожей на Шелыхманов фамилией. Привожу всё это дословно (прошу учесть, что это число – первый день соприкосновения вновь сформированной бригады с врагом): 
 
«17.02.42
В 8.00 бригада начала переправу через р. ОКА у дер. СРЕДНИЕ РАСТОКИ, имея точные данные, о том, что переправа обстреливается сильным артиллерийским  и миномётным огнём пр-ка, а район КРИВЦОВО СС частями 60 СД ещё не занят и район сосредоточения бригады поле переправы у Отдель. дворов на сев. скатах выс. 196,1, также находится под действием артогня пр-ка. Кроме того переправа днём, также усложняла её.  
Командование бригады отдало устный приказ командирам батальонов, танки переправлять мелкими группами по 5-6 штук, экипажи при этом находятся в танках, люки закрыты.
С начала движения к переправе первого эшелона командир и комиссар бригады сами нарушили свой приказ и сели на танках сверху, – на брони и пошли на переправу.
В результате обстрела пр-ком первого эшелона в районе переправы, был ранен командир бригады Герой Советского Союза Подполковник тов. ПРОШИН. Комиссар Бригады  ст. батальонный комиссар САВИНОВ, попав под гусеницу своего танка Т-60, получил тяжёлое увечье левой руки и левой ноги.
Кроме того бригада на переправе имела следующие потери: убит командир роты 1 тб ст. лейтенант ШАЛИХМАНОВ, 2 младших командира и подбит один танк Т-60…»  
 
  
Путаница в сложных фамилиях своих подчинённых обычное дело для всех начальников. Четко они произносят лишь фамилии вышестоящих руководителей. 
Теперь поинтересуемся, что же написал в своем очерке «На Кривцовской высоте» журналист И.А. Копыльцев о подвиге экипажа Шелыхманова. Фамилия указанная им, думаю, правильная. Вообще всё, что касается личных данных героев своих очерков, у него отмечено исключительной чёткостью. Повторно воспроизводить очерк я не собираюсь, а возьму его описание из книги Е.Е.Щекотихина «Орловская битва», которое представляет собой по сути резюме этого очерка. Автор заключил его в кавычки, как выдержку из какого-то документа, но на наградной документ, речь о котором  идёт у него ранее, это не сильно похоже. Итак:
 
«Командир роты Шелыхманов, водитель Иван Пустяк, члены экипажа Комаров, Кичигин при взятии Кривцовской высоты получили два попадания снарядами в танк, после чего у машины заклинило башню. Прицельно нельзя было стрелять по врагу. А на встречу движутся три танка с крестами. Отважные танкисты рванулись навстречу, набирая максимальную скорость. Три тарана подряд, и три танка врага уничтожены. Но этим не кончилось. Танкисты продолжали утюжить вражеские окопы. Ворвавшись на артиллерийскую позицию, они уничтожили 6 орудий с расчётами. Но сильный взрыв потряс машину. Танк героического экипажа подорвался на мине. Движение потеряно. Экипаж снял крупнокалиберный пулемёт с танка и занял окоп рядом с ним. Немцы не заставили себя долго ждать. В лоб пошла пехота врага, поддерживаемая танками. Пехоту уложили. Но танки? Шелыхманов и Кичигин с гранатами поползли навстречу стальным машинам. Два метких броска – и два подорванных танка. Затем ещё два взрыва – и ещё два танка замерли перед смельчаками.
 
Фашисты сосредоточили огонь на смельчаках. Взрывом снаряда командира отбросило в сторону, на него двинулся пятый танк. Наперерез ему рванулся раненый Кичигин, но был сражён осколком.
 
Стойко сражались и его товарищи Комаров и Пустяк. Комаров по траншее продвинулся навстречу танку. Бросок гранаты – и танк застопорил свой бег. А Пустяк кинулся со связкой гранат под второй. Так танкисты ценой своей жизни и беспримерным мужеством остановили стальные чудовища с крестами, обессмертив свои имена»
 
Далее к тексту в кавычках можно прочесть комментарий Е.Е.Щекотихина: «Они словно предопределили подвиг черноморских краснофлотцев, оборонявших Севастополь. В июле 1942 года отважная пятёрка моряков погибла под танками врага, остановив движение железных машин к Севастополю. Им всем: Фильченкову, Паршину, Одинцову, Красносельскому, Цибулько – было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
 
Так почему же отважные танкисты, совершившие великий подвиг на Кривцовской высоте, не отмечены «Золотой Звездой» Героя? Они заслужили эту награду!»
 
 Image
 
Сейчас Егору Егоровичу, можно ответить на вопрос – почему. Потому, что ничего этого не было. Командир роты ст. лей-нт Шелыхманов П.С., вообще, не достиг при переправе вражеского берега. Ставшими доступными документы 79 Тбр, позволяют сомневаться в «великом подвиге» и остальных членов его экипажа. К документам этим можно отнести и вышеуказанную «Краткую боевую характеристику 79 ТБ…», где сказано: «За время боевых действий бригада, благодаря отважным и решительным действиям командиров, политработников и красноармейцев-танкистов, фашистским частям нанесла большие поражения. Враг потерял до 10 орудий ПТО, 3 миномётных батареи, до 12 пулемётных гнёзд, разрушено 8 ДЗОТов, много блиндажей, уничтожено 3 танка, большое количество солдат и офицеров, уничтожен транспорт противника». 
 
Ну, и где здесь 9 подбитых танков экипажа  Шелыхманова?     
 
Но это только один очерк, а вы почитайте «Непобедимый танк» про подвиг экипажа танка Василия Юнака, то там насчитаете 12 танков, 7 орудий и 3 машины с боеприпасами и много живой силы пр-ка (в том числе 98 чел. при боях около танка). А теперь для сравнения посмотрим, сколько потеряла сама новая 79 ТБр за неделю боёв под Кривцово.  

 Image
 
Из 20-ти новых танков Т-34 за 6 дней боёв от огня противника было выведено из строя 14 танков, из них 9 так и остались на поле боя.
 
Ни в самой «Краткой боевой характеристике 79 ТБ…», ни в «Журнале боевых действий» бригады, ни в других документах 79 ТБр о подвигах описанных Копыльцевым ничего нет.  
 
По донесениям большинство боевых товарищей И.А.Копыльцева, описанные в этих очерках, погибли 17.02.42, в тот же день после переправы, когда командование 3 армии сходу бросило танковую бригаду в отрыве от пехоты на подавление огневых точек  и узлов сопротивления противника в район Кривцово-Хмелевая, без артиллерийского, пехотного и авиационного обеспечения. Углубившись в немецкую оборону, 9 танков Т-34 были подбиты (Т-60  из-за глубокого снега дошли только до Кривцово СС и потерь не имели).  Три экипажа танков сгорели. Некоторые, такие как механик-водитель   Н.С.Баклан, выдержку из наградного листа которого я здесь привожу, смогли покинуть свою машину. 

 Image
 
Другие оставались в танках, надеясь на помощь, и  наверняка защищались, чтобы не сдаться в плен. Это и легло в основу ряда очерков журналиста И.А.Копыльцева. Некоторые, возможно, находились в подбитых танках на переднем крае обороны противника довольно долго. Судьба их неизвестна и что они испытали нам понять тяжело. Приблизиться к пониманию этого мы можем лишь, прочитав очерк Рассохиных «Кантемировский феномен», где описан случай зимы 1944 г., когда экипаж в западне танка выдержал целых 17 дней (см. «Орловский военный вестник», спецвыпуск №8)   
 
По документам из подбитых танков удалось эвакуировать только 2. Известно также, что из-за значительных потерь в личном составе и танках бригада в конце февраля была выведена в резерв.

 Image
Немецкий фотоснимок из Кривцово. Март  1942 г.
 
Обижать память Ивана Алексеевича Копыльцева, как то тоже не хочется. Он дал нам возможность увидеть лица бойцов-танкистов, навеки ушедших в забвение. Но поместив их военные фотографии, он создал иллюзию реальности описываемых событий. В его очерках героизм просто перехлёстывает все мыслимые пределы, да и временные, пространственные и географические рамки частично тоже нарушены. Но понять его можно, он вышел живым из ада и, безусловно, был перед погибшими товарищами в неоплатном долгу. Будучи журналистом, он именно таким образом решил оплатить долг павшим. Но такая оплата, к сожалению, ничего не имеет общего с исторической объективностью.