Партнеры
20
Чт, сен

Инструменты
ШРИФТ
  • Самый мелкий Мелкий Средний Крупный Самый крупный
  • Стандарт Helvetica Segoe Georgia Times

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В далёком 1811 году генерал-майор Отто Фёдорович Кнорринг формировал Новгородский кирасирский полк.

Новгородский - это условное название, полк формировался в городе Пирятине, что на Полтавщине. Опытнейший кавалерист-кирасир, получивший орден Святого Георгия из рук самого Суворова, подбирал в свои ряды отчаянных смельчаков из числа кирасир, драгун и гусар лучших полков русской армии. Дело близилось к завершению, оставалось назначить командира. В эту должность и вступил полковник Лейб-гвардии Конного полка Борис Сергеевич Соковнин, из дворян Орловской губернии. К тридцати годам он прослужил половину жизни в гвардейской кавалерии, понюхал пороху в двух заграничных походах русской армии против французов в 1805-1807 годах. За отличие в боях при Аустерлице и Фридланде был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. Звание полковника присвоено в двадцать семь лет. Отличный послужной список и блестящие перспективы.

Соковнины - старинный дворянский род, включенный в родословия пяти российских губерний: Московской, Ярославской, Симбирской, Тульской и Орловской. В предках значатся выходцы из прусских (по другим источникам ливонских) земель, Икскюли, находившиеся на русской службе со времён Ивана Грозного. Представители рода занимали значительные должности при царском дворе, среди них встречались окольничие, городские головы, дипломаты и военачальники. Знаменитая деятельница русского старообрядчества, боярыня Феодосия Морозова, тоже происходила из рода Соковниных. Она исполняла должность верховой боярыни при первой жене царя Алексея Михайловича, царице Марии Ильиничне. Да-да, той самой, с болховскими корнями.

Итак,12 октября 1811 года полковник Борис Сергеевич Соковнин принимает командование полком. Для маленького Пирятина это огромное событие. Помните фразу из фильма "О бедном гусаре замолвите слово": " Жизнь в городе начинается тогда, когда в него входят военные". Городничий устраивает грандиозный бал, дамы спешно готовят лучшие наряды и продумывают замысловатые причёски для подросших дочерей. Полк большой, пятиэскадронный, множество молодых офицеров во главе с холостым командиром.

Знаете, как выглядел бал в те далёкие времена? Одно из лучших и вместительных зданий города, огромная коновязь для подъезжающих карет и экипажей, встречающие гостей лица. Это снаружи, а внутри участники торжества разбиваются на компании по интересам. Отцы семейств играют в карты в дальних комнатах. Дамы не спеша ведут беседы между собой и поглядывают за дочерьми, подмечая малейшие нюансы в их поведении. Прибывшей старой барыне из знатного рода оказывается особое уважение. Молодые люди стоят в стороне и нарочито громко разговаривают, скрывая волнение. Знакомая по книгам и фильмам картина. Но есть среди присутствующих ещё одно лицо с возложенными на него обязанностями - распорядитель бала. Существовал целый ритуал, очерёдность танцев, да и объявить всё нужно своевременно и торжественно. Распорядитель должен разбираться в музыке и танцах, знать французский язык для общения и объявлений, взаимодействовать с капельмейстером и танцующими. И обладать артистическими данными, распространяя вокруг себя атмосферу беспечного веселья. Открывали бал, как правило, полонезом. Спокойный танец, позволяет принять участие всем без исключения. Возраст помехой не будет молодым, впервые приехавшим, и почтенным старцам. Никто не споткнётся или, тьфу-тьфу, не упадёт. Кстати, в случае падения пары, распорядитель должен тактично попытаться уговорить не прекращать танец, таковы правила.

Но в этот раз всё пошло по-другому. Прибывший командир полка прошёл для разговора к городничему и в одной из комнат увидел спящую прямо на скамье девочку. Она была необыкновенно хороша и Соковнин невольно залюбовался. А потом спросил о девочке подошедшего городничего. Тот объяснил, что бедное дитя вот уже год как обвенчали с одним из старых помещиков. Он рассказал потрясённому полковнику, что обедневшие дворяне Ограновичи выдали дочь замуж за Долинского, личность неприятную во всех отношениях, но с состоянием. После венчания дочь проживает с родителями неопределённое время, страдающему параличом Долинскому не до неё.

Разговор был короткий, начинался бал. Открывать его должен был молодой командир полка с супругой хозяина. Но получилось так, что именно в эту минуту дама покинула общество, смущённый городничий предложил Соковнину открыть бал без неё. Походив по залу, полковник вышел и вернулся ... вместе с юной Клавдией Огранович, той самой спящей красавицей. Удивление было всеобщим, но недоумение продлилось недолго. Музыка сделала своё дело, одни танцы сменяли другие, на смену чинному полонезу пришли вальсы и мазурки. Сколько разбили сердец бравые кирасиры, одному Богу известно. Веселясь, они не думали об этом. Да и полковник не думал о местных красавицах. Он влюбился. С первого взгляда. В совсем юную чужую жену. Как быть и что делать?

Утро вечера мудренее и командир полка на следующий день поспешил к мужу юной красавицы. Как позднее вспоминали его потомки, чёткого плана действий у Бориса Сергеевича не было, и он очень волновался. Знакомый со всей знатью столицы, он спешил к таинственному старику и лихорадочно обдумывал предстоящий разговор. И не находил нужных слов.

Всё разрешилось при встрече. Потомки Соковнина описали помещика Долинского ярко. Красок не жалели, получился вылитый Плюшкин. Всё это писалось значительно позднее и гений Гоголя конечно же довлел над образованными людьми. Как было на самом деле, уже не узнать, да и не нужно. Главный итог - разговор состоялся, старый скряга согласился подать документы на развод, чтобы впоследствии Соковнин смог жениться на Клавдии Огранович. Расходы по всем делам должен оплатить претендент на руку красавицы. А бывшему мужу передать пять тысяч рублей наличными из рук в руки. Векселей Долинский не признавал. На том и расстались.
На следующий день командир полка приехал к Ограновичам и с кавалерийской решительностью объяснился с родителями своей избранницы, повергнув их в шоковое состояние. Позвали юную Клавдию и спросили её согласия. Сначала девочка сказала, что это невозможно из-за совершившегося венчания с Долинским. Последовало разъяснение, после которого красавица дала согласие на брак с Борисом Сергеевичем. Он поблагодарил Клавдию за оказанную честь и поцеловал её руку. И этот этикетный поцелуй решил всё. Подумать только, за несколько минут перевернулась вся жизнь! Не очерк бы об этом писать, а фильм снять!

Как на крыльях спешил Соковнин в полк. Радость сменялась озабоченностью. Предстояло изыскать значительные средства для передачи Долинскому, а потом, забрав у него прошение о расторжении брака, отправить в столицу для рассмотрения. И неизвестно ещё, чем всё кончится. В те далёкие годы развод происходил непросто, очень непросто. Известны случаи, когда бракоразводный процесс тянулся долгие годы, вплоть до смерти мужа или жены.

Деньги найдены, хотя без долгов не обошлось. Требуемая сумма вручена помещику Долинскому и в обмен получено прошение о разводе. Отправлено в столицу и написаны многочисленные письма в надежде на помощь друзей. Оставалось ждать. В сформированном полку проходили ежедневные тренировки и учения, за короткий срок нужно решить вопросы взаимодействия эскадронов, привить необходимое в кавалерийском бою чувство локтя. Сложная тактика боя с хитрыми перестроениями и внезапным изменением направления удара. Ну и личная подготовка, в полк прибыло молодое пополнение. Трудись, командир...

Среди военных забот протекало время, ответа из столицы не было. Да и будет ли вообще? Старые кавалеристы, видя душевные терзания командира, порекомендовали написать брату царя, великому князю Константину Павловичу. Он лично знал Соковнина, несколько лет назад награждал орденом Святого Владимира за отличие в боях при Аустерлице и Фридланде. Полковой священник тоже соглашался на свой страх и риск обвенчать молодых. Семь бед - один ответ! Написал Борис Сергеевич письмо царскому брату, отправил и стал ожидать ответа. Времени даром не терял, занимаясь боевой подготовкой кавалеристов.

Стрела амура в цель попала,
От чар любви покоя нет.
Кавалеристу после бала
Отныне ночь как ясный свет.
Вершатся браки в поднебесье,
Но долог, труден путь к мечте.
И только в сказке или пьесе
Немало радостных вестей.

Вскоре пришла бумага из столицы, но по другому поводу. Полку следовало выступить в путь к западным границам, до войны оставалось совсем немного. Личные дела побоку, полковые трубы позвали в поход. Полк простился с гостеприимным Пирятиным.

Буквально через день-два на имя полкового священника с нарочным поступила записка за подписью великого князя Константина Павловича: "Обвенчать командира Новгородского кирасирского полка Соковнина с урождённой Огранович, не дожидаясь прибытия из Петербурга бумаг о расторжении её первого брака".

Сказано - сделано, вот только невеста с родителями осталась в Пирятине, с каждым днём расстояние всё увеличивалось и увеличивалось, полк спешил к месту своей диспозиции. Посылается нарочный к Ограновичам, те не стали медлить и через несколько дней догнали полк. Состоялось венчание полковника Бориса Сергеевича Соковнина и Клавдии Ивановны, урождённой Огранович. Обряд венчания совершил полковой священник в походной церкви полка. Про саму свадьбу ничего не скажу, свидетельств не сохранилось. Было не до пышных торжеств, отметили, скорее всего, по-походному. В узком кругу боевых товарищей.

Война разлучила молодожёнов. Соковнин с полком присоединился к 2-ой Западной армии под командованием Багратиона, отправив с сопровождающими Клавдию Ивановну в болховское имение Студенку к своей матери. В Болховском уезде Соковнину принадлежали часть пустоши Бедной Слободки, деревни Каськовой часть земли, сельцо Михайловское, Хрусталёво и другие. Сейчас довольно трудно разобраться с землевладениями тех времён, большинство деревушек сметено с лица земли временем, войнами и людской волей в бурную эпоху социальных преобразований. Да и Болховский уезд значительно отличался по площади от современного Болховского района, в ту пору его площадь более чем вдвое превышала площадь нынешнего.

Вернёмся в 1812 год. Новгородский кирасирский полк испил горькую чашу отступления. Он входил в состав 2-ой кирасирской дивизии и отличился в ходе Бородинского сражения. Дивизией командовал генерал Илья Михайлович Дука, трижды награждавшийся за храбрость золотым оружием. Перед решающей битвой, 24 августа состоялся бой за Шевардинский редут. Вот что писал о кирасирах фельдмаршал Кутузов: "Горячее дело, происходившее вчерашнего числа на левом фланге, кончилось к славе российского войска. Между протчих (так в документе) кирасиры преимущественно отличились, причём взяты пленные и пять пушек". Вообще пушек взяли не пять, а восемь, но три находились в неисправном состоянии и Кутузов в донесении их не отметил.

 

Атака Новгородского полка у Багратионовых флешей.

В решающий день, 26 августа, Новгородский полк под командованием полковника Соковнина сражался у Багратионовых флешей. Кавалерийские схватки, контратаки, бой за каждый метр. Во время атаки на пехоту корпуса Нея отважный полковник был дважды ранен. Пулевое ранение в голову и в левую ногу выше колена. Он остался лежать на поле боя, а после оставления Багратионовых флешей раненым попал в плен.

 

Памятник кирасирам на Бородинском поле.

Рана оказалась исключительно тяжёлой, но... Вне всякого сомнения, Борис Соковнин родился под счастливой звездой. А может отмолила молодая жена в болховской деревеньке? Как бы то ни было, но попал кавалерист в руки главного хирурга французской армии. Его звали Доминик Жан Ларрей. Совершенно невероятно, но сохранилось описание раны Соковнина и подробности операции. Дело обстояло так. При составлении плана сражения главный медицинский пункт и повозки-амбулансы разместили напротив Багратионовых флешей. Французы полагали, что основной поток раненых придётся на этот участок. Так и получилось, флеши неоднократно переходили из рук в руки, ожесточение достигло высшего предела и поток раненых был огромен. Одним из них был русский полковник Соковнин, по оценке Ларрея "великолепный образец военного".

Прошу прощения за анатомические подробности, но описывается случай уникальный, больше примеров описания операций военно-полевыми хирургами той поры я не знаю. Итак, "... пуля раздробила ему нижнюю часть левого (в некоторых источниках говорят про правую ногу) бедра, порвала нерв и артерию и застряла под кожей подколенной впадины". Про ранение в голову ничего не говорится, видимо снова повезло, пуля просто скользнула, содрав кожу. Заместитель Ларрея, хирург Бансель, провёл начальные мероприятия. Он извлёк пулю, приостановил кровотечение и вызвал главного хирурга для принятия окончательного решения. Речь шла об ампутации ноги.



Доминик Жан Ларрей.

Ларрей осмотрел рану и высказал своё мнение коллегам: "... если ударом в край кости она расколота вдоль, сила воздействия такова, что и суставная сумка повреждена. Должен быть и поперечный перелом, который под мышцами не виден. Это не подлежит восстановлению, срочно ампутировать, не дожидаясь гангрены". Не будем забывать, что в те времена не знали рентгена, УЗИ и других ныне привычных средств диагностики. Но Ларрей - врач гениальный, единственный в своём роде. Наш великий хирург Пирогов тогда был ещё ребёнком. Так получилось и в этот раз. Все коллеги были против мнения Ларрея. Делать выбор предстояло самому раненому полковнику Соковнину. Времени на размышление не было, за эти мгновения пронеслась вся жизнь, страшная старуха с косой стояла совсем рядом.

Борис Сергеевич доверился врачу и ногу немедленно ампутировали. Коллеги хирурга бросились рассматривать отрезанную конечность. Обнаружили скрытый поперечный перелом. Ларрей в очередной раз оказался прав, без ампутации Соковнина ожидала гангрена и неминуемая смерть. Ампутации делались быстро, Ларрей делал операцию за семь минут. В качестве наркоза использовали алкоголь. До применения эфирного наркоза оставались долгие 35 лет. В России его впервые применят врачи Фёдор Иванович Иноземцев (7 февраля 1847 года) и Николай Иванович Пирогов (14 февраля 1847 года) - ученики профессора-хирурга Дерптского университета Ивана Филипповича Мойера. Он в пятидесятилетнем возрасте вышел в отставку и в марте 1836 года передал кафедру хирургии молодому Пирогову. А сам уехал в болховское имение Бунино, где и жил до своей смерти в октябре 1858 года.

Но вернёмся во французский госпиталь. Между врачом Ларреем и пленным пациентом установились доверительные отношения. Языкового барьера не существовало, полковник Соковнин поведал Ларрею свою романтическую историю. И снова случилось невероятное: французский врач помог раненому русскому офицеру бежать из плена. Существует две версии побега и обе имеют на это право. Они разнятся в деталях, но факт остаётся фактом - 28 октября 1812 года полковник Соковнин оказался среди своих. Генерал Милорадович сообщил об этом в Главный штаб.

Немного отвлекусь и добавлю, что перед смертью на острове Святой Елены Наполеон Бонапарт включил хирурга Ларрея в своё завещание, определив сумму выплаты в сто тысяч франков. И сделал приписку: "Это наиболее добродетельный человек из всех, что я знал".

Считавшийся пропавшим без вести полковник Соковнин получил в награду чин генерал-майора и орден Святого Георгия 4-й степени в феврале 1813 года. Потом было возвращение на родную Орловщину, в имение Студенку и встреча с родными. Борис Сергеевич волновался перед встречей с женой. Как она воспримет его увечье?

Опасения оказались напрасны. Не удержусь и сообщу, что прожили они в любви и согласии долгие-долгие годы. Но это всё потом, а сейчас предстояло лечение и... служба. Да-да, отказаться от службы Соковнин не мог, взятые в долг для помещика Долинского деньги нужно было возвращать. А для этого требовалось служить, хоть и на гражданском поприще.

Новое назначение не заставило себя долго ждать, 4 января 1816 года Соковнин назначается комендантом Казани и шефом Казанского гарнизонного полка. Через год новое назначение - орловским гражданским губернатором, генерала переименовали в действительного статского советника. Три с лишним года трудился Борис Сергеевич на высоком посту и ... запросился опять на военную службу. 13 февраля 1821 года по собственному прошению уволен с поста губернатора и снова стал генерал-майором кавалерии. Всё-таки гражданская служба не для военных людей, тяготит чиновничий подхалимаж и фальшивые восхищения. Министр внутренних дел граф Кочубей писал о Соковнине: "В делах вверенного мне министерства нет никаких сведений кои служили бы ему в особенную похвалу по управлению Орловскою губерниею, но не видно также, чтобы он подвергся каким-либо замечаниям за упущения по службе". Впрочем, на память орловцам остался высаженный в 1819 году бульвар вдоль улицы Болховской с липовыми аллеями.

С военной службы Борис Сергеевич Соковнин был уволен 13 марта 1836 года с правом ношения мундира и полным генеральским пенсионом. Император Николай Первый относился к ветеранам, особенно увечным с большим уважением, службой не докучал. Они выполняли важную функцию, служили ярким примером заботы государя о своих подданных. Все военные люди это видели, ценили и служили ревностно.

В нашей истории не поставлена точка, совсем забыли о молодой жене генерала. Добавить же есть что. В счастливом браке Соковнины проживали в уездном городе Карачеве Орловской губернии. В мире и согласии в семье рождались дети. Их было много, Клавдия Ивановна подарила мужу семь сыновей и восемь дочерей. В бытность мужа губернатором принимала участие в общественной жизни Орла, состояла членом Орловского дамского попечительного о тюрьмах комитета. Всё бы хорошо, но кто-то написал донос по поводу не совсем понятного заключения брака. Из зависти или от злобы, сейчас уже не узнать. Над семьёй и будущим детей нависла опасность. Предстояло срочно предпринимать меры. Но как? К кому обратиться? К этому времени великий князь Константин Павлович скончался в 1831 году от холеры. Поразмыслив, Соковнин обращается к императору, но не лично, а через давнего сослуживца и товарища по лейб-гвардии Конному полку. Генерал Алексей Фёдорович Орлов был внебрачным сыном одного из знаменитых сподвижников Екатерины Второй братьев Орловых. Тема внебрачных детей ему была близка и понятна. В своё время вместе с Борисом Соковниным он отличился в Аустерлицком сражении, испытал и огонь Бородинской битвы.

Орлов взялся помочь. Пользуясь распоряжением императора, он обрисовал сложившуюся ситуацию и подал прошение отставного генерала. В воспоминаниях потомков Соковнина это выглядело следующим образом.

Государь подумал и сказал: "Всякий проступок влечёт за собой наказание. Так и Соковнин должно быть не на шутку перетрусил, бедняга. Пусть же это и послужит ему возмездием. Довольно ему и этого". На прошении Николай Первый написал: "Брак генерал-майора Соковнина признать законным, равно и детей родившихся от этого брака. И впредь не допускать совершения бракосочетаний с малолетними".

Русские государи вообще отличались оригинальными резолюциями. Александр Третий, внук Николая Первого, однажды рассматривал заведённое на солдата Орешкина дело об оскорблении государя. Напившийся в кабаке солдат стал буянить. Его пытались урезонить и показывали на висевший портрет императора. Пьяный солдат ответил: "А плевал я на вашего императора". Арестовали, завели дело. Александр Третий наложил резолюцию: "Дело прекратить, Орешкина освободить и передать, что я на него тоже плевал".

... Генерал-майор в отставке Борис Сергеевич Соковнин скончался в 1849 году. Портрета Клавдии Ивановны Соковниной не сохранилось. Деревня Студенка в наши дни относится к Хотынецкому району Орловской области...