Партнеры
22
Вт, мая

Инструменты
ШРИФТ
  • Самый мелкий Мелкий Средний Крупный Самый крупный
  • Стандарт Helvetica Segoe Georgia Times

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

(к истории подвижной фронтовой группы)

            В феврале 2016 года на Кривцовском мемориале организатор лыжной гонки, посвящённой памяти своего легендарного деда-лыжника Ф.Давыдова, Константин Давыдов передал мне интересный материал с замечательного сайта Владислава Петрова о лыжных батальонах (ОЛБ). Материал этот, касаясь ОЛБ, вместе с тем был подробным публицистическим исследованием боёв 3-й армии в феврале-апреле 1942 г. на Болховском направлении. Был он насыщен ежедневными оперсводками Генерального штаба Красной Армии и донесениями  противника в лице 2-ой танковой армии, части которой оборонялись на Болховском направлении, а также массой немецких оперативных карт в районе этих боёв чуть ли не за каждую декаду. Кроме того там присутствовали  и отрывки мемуаров, в частности выдержки из книг нижегородского историка-публициста Валерия Киселёва, рукопись которого в своё время была использована Е. Е. Щекотихиным в книге «Орловская битва».  Публикации В.П. Киселёва, много лет собиравшего воспоминания ветеранов 137-й сд, получились захватывающие и, к тому же, являются одними из немногих воспоминаний об этих боях, что оставили потомкам наши отцы и деды. Опубликованы они в двух книгах, несколько повторяющих одна другую, – «Заплачено кровью» (глава 11-я «А до смерти четыре шага…») и «Однополчане (глава 9-я «На тургеневских полях»), но первая вышла художественно-публицистической, а вторая – более мемуарной.

   

Военный историк В.П.Киселёв и его книга (1)

            Яркие и живые воспоминания участников тех событий, безусловно, украшают любое историческое исследование и делают его чрезвычайно интересным. Но материал Владислава Петрова оказался интересен ещё и тем, что историк анализировал мемуары, собранные Киселёвым, сопоставляя их с документами данной операции. В целом, довольно грамотный разбор боёв имеет небольшие, но характерные ошибки, о которых, как оказалось, спотыкаются не только мемуаристы, но и большинство публицистов. Некоторые из этих противоречивых ошибок Владислав Петров почувствовал и попытался разрешить. Поскольку воспоминания коснулись, в основном, 137-й сд, именно с неё и начнём.

            Известно, что с началом 16-го февраля 1942 года Кривцовской операции 137-я сд значилась во втором эшелоне ударной группы дивизий 3-й армии, три из которых – 60-я, 6-я гвардейская и 287-я как раз и пошли в этот день в наступление. Про 137-ю сд оперсводки и журнал боевых действий 3-й армии за первые три дня боёв просто умалчивают. Но в книгу «Орловская битва» Е.Е. Щекотихин (кн. 1-я, стр. 306-307) поместил выдержку материалов В.П. Киселёва пользуясь на тот момент его рукописью «До Победы…» следующего содержания: «16 февраля наша 137-я стрелковая дивизия получила приказ в тесном взаимодействии с танковой бригадой наступать в направлении Чегодаево и Фетищево.

            После короткой артподготовки вслед за танками поднялась и наша пехота. От меткого огня артиллерии врага бригада сразу же потеряла несколько машин. Танки не смогли преодолеть крутой обледеневший берег реки. Батальоны были прижаты к земле, и наступление приостановилось. Фашисты несколько раз переходили в яростные контратаки, ведя мощный миномётный и пулемётный огонь. Ещё несколько дней одна за другой предпринимались атаки наших частей в направлении Кривцово. Но деревню так и не удалось освободить. За четверо суток беспрерывных боёв дивизия потеряла более одной тысячи человек убитыми и ранеными. Был убит командир 771-го полка майор М.И. Гогичайшвили, сменивший его полковник Смирнов был убит через сутки. Тяжело ранен был командир 409-го полка майор Тарасов. В те дни смерть собирала обильную жатву…»

            Но затем, через три абзаца, на той же странице книги мы уже продолжаем чтение о 137-й сд в варианте брошюры Н.И.Анохина «Ради жизни на земле» (Орёл, 1974 г.):

            «137-я стрелковая дивизия находилась во втором эшелоне 3-й армии и 14 февраля сосредоточилась в районе нп Протасово и Стрикино в готовности развивать успех дивизий, наступающих в первом эшелоне ударной группировки армии. 20 февраля дивизия была введена в бой с задачей овладеть рубежом Корнилово-Казминка-выс. 232,0».    

  Что получается?! Внутренне цельное описание боёв, данное неискушённому читателю Киселёвым, не даёт историку ответа на вопрос: «Когда началось и куда всё-таки шло наступление 137-й сд – на Чегодаево, Фетищево или на Кривцово, а может в сторону Корнилово на высоту 232,0?». Киселёв сам, похоже, в этом несколько запутался, поскольку в книге «Однополчане» переместил описание эпизода наступления с танками с середины февраля от Оки на начало февраля в район Зуши. А в книге «Заплачено кровью» появился даже такой текст, приведённый Владиславом Петровым:

  «Убедившись, что бои за Кузнецово-1-е и Кривцово не могут быть успешными из-за сильного противодействия противника, командование 3-й армии решило перенести направление главного удара. Дивизия полковника Гришина была выведена из боя и передислоцирована в район севернее Мценска, в направлении Бабинково-1, Чегодаево, Фатнево, где оборона противника представлялась менее организованной.

Полкам предстояло по льду перейти Оку и захватить плацдарм, в прорыв готовы были идти два лыжных батальона и бригада тихоокеанских моряков.

С утра 11 февраля полки 137-й после жиденькой артподготовки при поддержке нескольких старых танков пошли в бой.

К вечеру ценой больших потерь удалось захватить плацдарм километра четыре по фронту и до трех в глубину. Но во все стороны от плацдарма лежала совершенно открытая местность, лишь кое-где росли кустарники да рощицы, а гитлеровцы хотя и отошли, но превратили захваченный советскими войсками плацдарм и подступы к нему в огненный мешок.

Танковая бригада потеряла все свои танки в первый же час боя. Артиллеристы сидели на голодном пайке — снаряды приходилось носить на руках за несколько километров. Главная надежда опять была на пулеметы и винтовочки.

Высота перед Чегодаево — широкая, безлесная, у гитлеровцев была здесь главным опорным пунктом. Высоту удалось взять после четырехчасового непрерывного боя.

На следующий день гитлеровцы дважды пытались сбросить с высоты у Чегодаево поредевшие полки 137-й, оба раза дело доходило до рукопашной. Высоту все же удержали. 

Долина маленькой речки Березуйки, впадавшей в Оку, превратилась в «долину смерти». 

Продвинувшись по долине Березуйки на три километра на запад, дивизия оказалась в узком бутылочном горле, со всех сторон простреливавшемся противником. 

После тяжелых боев и потерь полкам удалось несколько раздвинуть фланги в стороны от Березуйки, но берега ее, в основном, были у противника, а наши бойцы укрывались в оврагах, пересекавших речку, наскоро рыли себе снежные норы, в которых и спали, когда появлялась возможность»

  В целом обрисована, казалось бы, довольно верная картина положения 137-й сд в районе Березуйки, но любой краевед, взглянув на этот отрывок, найдёт в нём пространственные и хронологические ошибки, поскольку здесь перепутаны местами Кривцово и Бабинково-1. Кривцово находилось и находится рядом с мемориалом между Фатнево и Чегодаево, а Кузнецово-1 и Бабенково-1-е в районе на 22 км ближе к Мценску, хотя тоже севернее его. К тому же 11-го февраля 137-я сд могла находиться только у Зуши, а не у Оки с Березуйкой. Именно там – у Зуши с 5 по 12 февраля 1942 года и проходила Сомово-Миновская операция. Скорее всего, это просто ошибки.

            В самом же тексте тоже есть некоторое противоречие между «плацдармом километра четыре по фронту и до трех в глубину» и «узким бутылочным горлом по долине Березуйки».

  Поэтому тут всё-таки важно разобраться – когда началось наступление 137-й сд в Кривцовской операции и куда шло. Как показала работа с оперативными документами армии, самой дивизии, и её полков в этом вопросе оказались не правы ни мемуаристы, ни публицисты, ни историки. Наступление началось не 16-го и не 20-го февраля, а 19 февраля и основной состав дивизии в боях с 12 по 19-е после передислокации к Кривцовскому узлу обороны немцев в боях не участвовал. Но это касается только основного состава, т.к. сказать о том, что все части 137-й сд не участвовали в боях 16 февраля нельзя. В частности, с 16.2.42 наступление 60-й сд поддерживал 17-й артполк, временно приданный дивизии, а он входил как раз в состав 137-й сд.

Почему дата 19-е февраля так важна? Потому что, Владислав Петров приводит ещё одну выдержку из книги Киселёва:

 

 

Немецкая карта на 20 февраля 1942 г. без подвижной группы прорыва 

            «Шапошников наблюдал, как на их участке пошла в бой лыжная бригада, сформированная из тихоокеанских моряков. Поднялись они хорошо, красиво и дружно, смело. Но у гитлеровцев все здесь было пристреляно до метра — бригада вошла в сплошную пелену разрывов. К вечеру остатки ее, выведенные из боя, уместились на двух полуторках. Через полковой медпункт тогда прошло несколько сот человек из этой бригады, и Шапошникову, когда он пришел туда, запомнилось, как один молодой моряк, весь в бинтах, плакал: "Цусима... Устроили нам самую настоящую Цусиму...". 

            Владислав Петров, исходя из записей Киселёва («за день до гибели Гогичайшвили»), делает вывод, что происходило это 18 февраля. Приведя эти воспоминания, он справедливо замечает, что «на Брянском фронте стрелковых бригад и тем паче лыжных не было вовсе». Далее логическим заключением, не имея практически никаких данных, приходит к предположению о возможном вводе 18.2.42 в бой фронтовой подвижной группы из нескольких лыжных батальонов. Но документальную поддержку своего предположения он не находит. Его не поддерживают и немецкие источники в виде оперативной карты за 20 февраля. Далее он делает вполне справедливый вывод: «…18 февраля день для Брянского фронта был сложный. На направлении главного удара противник сдержал наше наступление, на наши атаки следовали контратаки противника на всем участке нашего наступления, вводить в бой подвижную группу было попросту нельзя».

>

Из «Отчётной карты ВПУ штаба Брянского фронта с 17.2 по 28.2.42 г.»

Дислокация 8-го кав. корпуса вместе с лыжной группой

            Ещё больше этот вывод подходит к 19-му февраля, потому как количество контратак растёт. Почему я снова упираю на 19-число? Потому, что в архивной пыли сохранился вот такой документ, который «по уяснении задачи» почему-то не уничтожили:

 

 

  Он как раз и подтверждает логическое предположение Владислава Петрова. Кроме него я нашёл в наших документах отдельные ссылки о формировании этой подвижной фронтовой группы, её состав и карту дислокации перед фронтом. Хотя никаких боевых донесений о результатах самого боя не найдено. Но поскольку существуют такие яркие воспоминания ветеранов 137-й сд, то факт ввода командованием фронта и армии лыжной группы в бой можно считать установленным. В дальнейшем, понимая свою промашку, оно, похоже, попыталось это скрыть.

 

П. Мерзляков – командирр  лыжной группы

 

Состав подвижной фронтовой группы известен благодаря директиве №005 Брянского фронта от 12.2.42 в неё входил 8-й кавалерийский корпус, 79 танковая бригада и лыжная группа подполковника Польского (заменён полковником Мерзляковым). Собирались вводить её в прорыв с рубежа Казьминка, Слободка, которого, впрочем, вообще не достигли. Лыжная группа как формирование фигурирует также в боевом распоряжении штаба 3 армии №010, когда 11 февраля наметился кратковременный успех 3-го батальона 1281-го полка 60-й сд при наступлении в районе Кукуевки. Наступать она должна была примерно в те же места, что и потом 19.2.42, – в район Фетищево и Лубны.

            К 19-му февраля из состава подвижной фронтовой группы 79-я ТБр уже была введена в бой и наполовину потеряна. Оставалась лыжная группа и кавалерийский корпус. Почему командование фронтом и армии решило ввести в бой лыжную группу теперь уже полковника Мерзлякова в составе  36, 37, 56, 57 и 179 олб, думаю, пояснят выдержки из следующего документа:

Боевое донесение Штарма 3  №007 от 18.2.42

" 1. Части 3 армии в течение 18.2.42  на правом крыле на КРИВЦОВО СС, ГОРОДИЩЕ вели ожесточенные бои с обороняющимся противником.

<…> 

В результате напряженных боев на правом крыле, оборонительная полоса противника на участке южнее КРИВЦОВО CС, частями полковников ЗАШИБАЛОВА и полковника ЧЕРИКМАНОВА, прорвана на всю её глубину  и к 18:00 левофланговый полк 60 сд частью сил 79 ТБр овладел УШЕВО и правофланговыми полками почти полностью блокировал КРИВЦОВО СС.

  1. Противник на всем фронте оказывает упорное сопротивление, переходя в контратаки. В течение дня произведено 5 контратак, каждая силой до батальона при поддержке 3-4 танков из направлений: ФАТНЕВО, КУЗНЕЦОВО СС (видимо КРИВЦОВО СС), а также из КОРНИЛОВО.

Все контратаки противника были отбиты с большими для него потерями,  особенно хорошо работала наша артиллерия в период отражения контратак, истребляя живую силу почти полностью.

<…>

  1. Армия 19.2.42 продолжает выполнять приказ №005, расширяет прорыв обороны противника, обеспечивает ввод в прорыв фронтовой подвижный группы с задачей, взаимодействуя с 61 А, уничтожить Болховскую группировку противника.

Подписали: командующий 3 армией генерал-майор ЖМАЧЕНКО, член Военного Совета дивизионный комиссар ШЛЫКОВ, начальник штаба 3 армии генерал-майор ЖИДОВ.

            О чём говорит историку этот документ? О том, что командование 3-й армии писало победные реляции, скрывая большие потери.  Донесение написано следом за потерями 17-го февраля половины средних танков Т-34 по 79-й ТБр (в ЖБД 3-й армии об этом ни слова). 

            Чтобы подтвердить реляции делом, 19-го февраля вводится в бой 137-я сд и лыжная группа Мерзлякова. Боевым распоряжением №011 по 137-й дивизии, подготовленным 19.2.42 в 2 часа ночи дивизия должна была наступать двумя полками по долине речки Березуйки через Сивково в сторону Фетищево, Ушево и на выс.232,0. Известный по книгам Киселёва герой этих боёв ст. лейтенант Кадушин в 5:00 докладывал пока ещё живому своему командиру майору Гогичайшвили (Малхаз Гогичайшвили  погибнет в тот же день, хотя донесение ошибочно указывает на 17 февраля) из Фетищево: «Достиг деревни Фетищево. Деревню занимают 474 сп и 401 сп (6 гв. сд). Идёт бой. Противник перешёл в контратаку и находится 300-400 метров, имеются танки противника /с дер. Корнилово/. Фетищево с трёх сторон охватывает противник. Имеется несколько домиков и погребов, но все заняты. Веду разведку на Ушево».      

 

Из боевого донесения И.Кадушина командиру 771 сп М.Гогичайшвили

 

Сюда же к 7:00, в место боя и контратак, должны были выдвинуться  и 5 батальонов Мерзлякова. Лишь потому эпизод их гибели так отчётливо и сохранила память Шапошникова. Сберёчь эту память от забвения и передать потомкам успел бывший студент-дипломник Горьковского университета Валерий Павлович Киселёв, выбравший тему боевого пути 137-й сд.

            Какие же ещё выводы можно сделать из всего этого разбора? Пожалуй, то, что историк не должен увлекаться, отдавая приоритет какому-либо источнику. Только спокойное, скрупулёзное изучение совокупности всего доступного материала гарантирует ему установление исторической истины, с ответом на вопросы «что, где и когда».  

 


(1) На своей странице ВКонтакте (от 11 января 2018 года) Валерий Павлович предлагает читателям приобрести его печатные труды, в частности и книгу «Однополчане». Все средства от реализации он направляет на организацию поездки на места боев 137-й дивизии в Кривцово Орловской обл., где в мае 2018-го пройдет "Вахта памяти" по поиску и захоронению погибших советских солдат.