Партнеры
25
Пт, сен

Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

«… узнали мы об этих операциях …не от счастливых обладателей «документов», а от необременённых чинами и званиями исследователей, действительно интересующихся нашей военной историей» В. Бешанов «О документах и фактах»

          Данный очерк сложился после прочтения публикации Кристины Афанасьевой «Он небо расчищал от вражеских крестов» в №49 газеты «Болховские куранты» от 7 декабря 2019 года (С. 5) о Герое Советского Союза лётчике А. Валееве. Тема интересная, поскольку связана с ролью авиации в боевых действиях 1942 года, которая практически не изучена. Однако, перед главными разделами статьи во вступлении с подзаголовком «Военные действия на болховской земле», были даны некоторые разъяснения по взглядам на войсковые операции, происходившие вокруг Болхова:  «Как говорят некоторые историки и военные, операции на болховском направлении носили частный характер и имели ограниченные цели (некоторые исследователи ведут речь о пяти и даже шести частных Болховских операциях)». Вначале статьи было также дано следующее пояснение: «Эту информацию журналисты районной газеты «Болховские куранты» нашли на сайте Министерства обороны.

            Согласно рассекреченным военным документам Красной армии, Болховская  наступательная операция проходила в период с 27 марта по 3 апреля  1942 года. В ней участвовали войска 16-й и 61-й армии Западного фронта и 3-я армия – Брянского».

          Все эти пояснения как бы говорят, что государством, наконец, рассекречена настоящая и единственная Болховская наступательная операция с 27 марта по 3 апреля  1942 года. Другие же операции, которыми занимались некоторые исследователи, можно отнести к разряду частных,  т.е. ограниченных боёв местного значения.

            По сути, такой взгляд на болховские операции, как частные или бои местного значения, действительно был широко распространён в советский период, когда писать разрешалась военным и историкам, заинтересованным в том, чтобы представить их именно таковыми, и скрыть ошибки свои и высшего командования, приведшие к огромным потерям. Для некоторых исследователей такой взгляд закостенел и в неизменном виде дошёл до наших дней. Недалеко ушло то время, когда областная парторганизация давала директивы о «нежелательности» публикации материалов о кривцовских боях 1942 года. Но даже в то молчаливое время, любому военному или историку, не могла прийти в голову мысль назвать частной Болховскую наступательную операцию 12 июля-9 августа 1943 года, поскольку она входила составной частью в Орловскую стратегическую операцию «Кутузов» и хотя была самой кровавой, но привела к освобождению Болхова и Орла.        

            Разберёмся с рядом других болховских операций, проходивших до июля 1943 года: были ли они частными и какие такие ограниченные цели преследовали.

         Начнём с понятия частной наступательной операции. Если привлечь для этого Интернет, то можно убедиться, что такого понятия в военном искусстве не существует.  Данный термин ввели в обиход советские военачальники. Одни считают, что так они прозвали «операции, закончившиеся полным провалом», другие громко именуют всё это  «высшей формой активности обороны[1]», связанной с улучшением тактического, а иногда и оперативного положения войск. Чтобы иметь о втором понятии какое-то представление можно заглянуть в книгу Е.Е. Щекотихина «Орловская битва», кн. 1, где на стр. 331 кратко описаны «Частные операции войск Брянского фронта»[2]. Сразу видно, что это операции в основном по захвату господствующих на местности высот и ряда небольших населённых пунктов.  Этим, собственно говоря, и ограничивались изначально задачи и цели операции, но если целью начавшегося наступления было взятие Болхова за 20-30 км от линии фронта, а затем и Орла, то о каких ограниченных целях можно толковать! Такие цели по тому времени вполне  можно назвать чуть ли не стратегическими.

            Для примера коснёмся операции 16 февраля-18 марта 1942 года, проходившей в месте расположения Кривцовского мемориала (начальный этап на участке Сомово-Миново– 5.02-11.02; 2 этап – 16.02-18.03 1942). Честно говоря, не будучи семи пядей во лбу, а лишь прочитав на стелах братских могил перечень дивизий, бригад, артполков и лыжных батальонов, у вас язык не повернётся назвать её частной. Может быть, вся эта ударная группа двух фронтов наступала, чтобы взять только высоту 203,5 или село Кривцово? Нет. Одну из целей её проведения раскрыл ещё в первой публикации 1972 г. полковник Н.И. Анохин, затем описавший эту операцию в брошюре «Ради жизни на земле» (1974) – прорыв  обороны, окружение и уничтожение Болховской группировки противника (а это почитай весь 53-й армейский корпус вермахта). Кстати, в этой же статье он и назвал операцию частной, но важной, связанной с планами разгрома группировки армий «Центр», а в публикациях 90-х годов уже стал называть её – «Кривцовская битва». Такие формулировки ещё как-то можно понять и простить человеку, который проникся этой трагедией! Встречать же у историков «научно-исторического издания», в виде сводного тома «Книги Памяти», данные противоречивые понятия – это просто нонсенс! Однако именно там мы читаем: «Разработанная в штабе Брянского фронта частная операция на болховском направлении, к осуществлению которой приступили в феврале 1942 г., в скором времени переросла в Кривцовскую битву» (см. «Память о подвиге», 1998 г., С. 222). Зав. военно-историческим музеем Орла полковник А. Жутиков (см. вступление к кн. С.Фёдорова «Кривцовский мемориал», 2004 г., С.3), и автор книги о болховских операциях генерал В. Подольский (см. кн. «Край родной в огне войны», изд-во «Патриот», 2011 г., С.33) едины во мнении о том, что это была «частная армейская» операция. При этом глава об этой операции у Подольского почему-то тоже названа «Кривцовская битва».  Ну, что можно ожидать от военных,  если у историков всё так запутано!

            Из истории Великой Отечественной войны прекрасно известно, что такой битвы не было. Но зато, в этот же период ещё продолжалась Московская битва. Шёл её заключительный этап. Вот что по этому поводу писала энциклопедия «Великая Отечественная война 1941-45» в разделе «Московская битва 1941-42»: «Перед войсками Зап. направления ставилась задача окружить и разгромить гл. силы группы «Центр»… Войска Зап., Калининского и Брянского (вновь создан 24 дек., команд. ген.-полк. Я.Т. Черевиченко) фр. с 8 янв. по 20 апр. (1942 г.) провели Сычёвско-Вяземскую, Торопецко-Холмскую, Ржевскую и Болховскую наступательные операции» (М.: Советская Энциклопедия, 1985 г., С. 466).[3] За указанный период 1942 г. Брянским фронтом (как участником Московской битвы) по оперативному очерку (журналу боевых действий - ЖБД) фронта разрабатывалось и проводилось две фронтовые операции, непосредственно связанные с Болховом. Какую из них имела в виду энциклопедия – не ясно. Однако обе операции не были ни частными, ни армейскими, а были чисто фронтовыми операциями на заключительном этапе стратегической Московской наступательной операции (8 января-20 апреля 1942 года). Вторая из них, как раз и удостоенная названия «Кривцовской битвы», стала разрабатываться ещё за полмесяца до её начала – 20.01.42. Цели её в дальнейшем корректировались штабом Юго-Западного направления (ЮЗН). В качестве доказательства привожу выдержки из оперочерка (ЖБД) Брянского фронта (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д.189, л. 34-35; сайт «Память народа»), из которых можно убедиться, что цели наступления были не частными, а вполне стратегическими и глобальными, аж до Брянска:

 

Начальные цели фронтовой операции 5.02-18.03.42 (2-я Болховская)

  

 

Цели фронтовой операции 5.02-18.03.42  (2-я Болховская) после корректировки ШЮЗН

           Сама операция, к сожалению, в документах Брянского фронта названия не удостоилась, хотя описана довольно подробно от начала до её завершения с подведением итогов и потерь. 

           В 2006 году данную операцию под названием «Болховская наступательная операция» (6 февраля-18 марта 1942 г.) описал Е.Е. Щекотихин в своей монографии «Орловская битва», кн.1 (С.286-324) в составе общей «Болховско-Мценской наступательной операции (8 января - 30 июня 1942 года)», хронологически вместив в одну все операции 1942 года на данном направлении. К сожалению, в описании Болховской операции он допустил ряд промахов и ошибок, произвольно объединив эту ярко выраженную фронтовую операцию периода Московской битвы со «сражениями на Мценском направлении», тем самым расширив сроки общей операции до середины лета 1942 года. При этом первую фронтовую операцию Брянского, а затем Западного фронтов (28 декабря 1941 г. - конец января 1942 г.)  в основном 61-й армии не описал, а дату начала общей операции соотнёс с началом этапа Московской битвы (по кн. Г.Ф. Кривошеева «Гриф секретности снят…»), без учёта реальной, фактической даты [4]. Но зато в разделе «Анализ и выводы» он дал бой «частникам», указав, что сама операция была разработана по решению Генштаба и утверждена Ставкой ВГК[5] в развитие Московской стратегической наступательной операции для ликвидации орловской (правофланговой) части группы армий «Центр» и, по сути, «не являлась фронтовой или армейской, а входила в стратегические планы высшего военного руководства по окружению и уничтожению орловской  и ржевско-вяземской группировок противника».

            Между тем эта первая фронтовая операция, по боевым документам 61-й армии с ходу начатая 28 декабря 1941 года, получила дальнейшее развитие, а затем и название – Орловско -Болховской наступательной операции (планировалась 4.01-18.01.42). Вначале в ЖБД Брянского фронта о ней сказано как-то мельком, как об операции согласованной с командующим ЮЗН, но затем она получает разработку и продолжение.

            Вот выдержки о данной операции из того же ЖБД Брянского фронта (л. 20-23):

 

Цели фронтовой операции проводимой (под Кривцово)  с 28.12.41 (1-я Болховская).

 

Направление развития фронтовой операции проводимой с 28.12.41 (1-я Болховская).

 
 

После детальной проработки плана фронт. операция получает наименование (1-я Болховская)

            Наступление основной группировки дивизий 61-й армии (4-х стрелковых дивизий из 5-ти – 342, 346, 350 и 387-й сд) Брянского фронта в последних числах декабря 1941 года шло в сторону Болхова, а на Мценск наступали 356 сд и 91кд. Началось оно с хода при прорыве примерно в том же районе у Кривцово – к востоку от Болхова, где потом проходил 2-й этап февральско-мартовской 1942 г. операции 3-й армии. Однако после неудач, тяжёлых потерь, быстрого отката за Оку и перегруппировки частей 61-й армии в январе 1942 года, наступление  велось уже на широком участке фронта, в основном  с северо-запада и запада от Болхова.

            Понятие «Болховской наступательной операции» (по энциклопедии – см. выше) советские историки, похоже, пытались дать как раз этой первой фронтовой операции, названной в оперочерке фронта Орловско-Болховской, поскольку в 1989 г.,  через 4 года после выхода энциклопедии, Институт военной истории Министерства Обороны СССР выпускает военно-исторический очерк «Битва под Москвой», в котором про Болховскую операцию уже ничего нет, а всё, что связано с Болховом, касается 61-й армии:

            «…В кризисный момент на орловском направлении, когда наступательные возможности армий Юго-Западного фронта значительно уменьшились была введена в сражение резервная 61-я армия» – С. 205

             «… 61-я армия генерала М.М. Попова <…> вводилась в сражение на стыке двух фронтов, на направлении, выводившем к Болхову, что могло привести к рассечению 2-й немецкой армии». – С. 197

            «Для более чёткого оперативного управления войсками орловского направления решением Ставки к 24 декабря на основе 61, 3 и 13 армий воссоздаётся Брянский фронт… Фронту надлежало во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта к 5 января 1942 г. овладеть районами Орла и Курска. Однако вскоре выяснилось, что эта задача не соответствует возможностям его войск: в предыдущих боях они понесли большие потери» – С. 198-199

            «После перегруппировки 61-я армия (342, 346, 350, 356 и 387-я стрелковые, 91-я кавалерийская и 68-я танковая бригада) продолжала наступление на Болхов с целью обойти действовавшую здесь вражескую группировку с запада. Её войска продвигались, занимая один населённый пункт за другим…  К концу января соединения 61-й армии продвинулись на глубину 55-60 км, расширив полосу наступления до 140-150 км» – С. 253

            Единственной работой  по подробному описанию этой первой фронтовой операции наступления на Болхов является 1-я глава книги генерала В.Д. Подольского «Край родной в огне войны», названная «Сквозь дым и пламя сражения» (кстати, именно эта глава печаталась в «Болховских курантах» в январе-июне 2010 года).

            Из оперочерка Брянского фронта следует, что после наступления 61 армии конца декабря 1941 года дальнейшее проведение Орловско-Болховской наступательной операции планировалась на 4-18 января 1942 г. всеми тремя армиями фронта. При этом эффект от наступления был только у 61-й армии (см. л. 26). Ситуацию через неделю после её начала отражает в оперочерке следующая фраза: «В связи с тем, что наиболее полнокровная 61 А перешла в состав войск Западного фронта и в силу малочисленности и безуспешных боёв 3 и 13 А, Орловско-Болховская операция дальнейшего развития не получила» (см. л. 29). Но операция 61-й армии с теми же целями продолжалась и после передачи её в состав Западного фронта до конца января 1942 г., о чём как раз и свидетельствует последняя выдержка из сборника «Битва под Москвой».

 

            В марте 2017 года Е.Е. Щекотихин готовил конференцию по Болховско-Мценской наступательной операции. Попытка указать на его ошибки и документы фронта привели лишь к изменению имени общей операции, Увидев в журнале фронта название первой фронтовой операции, он, как лидер центра «Битвы за Орёл», не мог не распространить такое интригующее понятие – «Орловско-Болховская» на всю общую операцию, заявив  на конференции, что по вновь открытым документах меняет лишь формулировку, а всё остальное остаётся на своих местах. Однако из творчески переработанного для материалов конференции доклада видно, что общая операция стала делиться на 5 этапов (4 основных / С.37/ и 1 дополнит. /С.169-193/, и такого понятия, как просто «Болховская операция»,  вообще нет. Слава богу, нет и такого понятия как «Кривцовская битва», но на обложке сборника почему-то использована обложка другой книги (полковника А.Карпова) «Орловская битва», хотя по всем канонам должна быть «Московская». Ряд ошибок монографии в описании убран, но появились новые, наподобие подзаголовка «Первая попытка штурма Кривцово» за 7-8 января 1942 года (С.40-44), хотя из документов 61-й армии вытекает, что таковая была ещё в период  первой фронтовой операции в конце декабря 1941 года. Единственно, что радует – историк остался при том же мнении о «частниках», о чём свидетельствует один из подзаголовков этих материалов ««Частные операции», так ли это?» (С. 63-67)

            Подводя итог можно констатировать, что по своему статусу, целям и определённому периоду проведения Орловско-Болховская наступательная операция Брянского, а затем Западного фронта 28.12.41- конец января 1942 г. (1-я Болховская) вполне аналогична Болховской операции  5.02-18.03.42 (2-й Болховской). Это однозначно были фронтовые операции заключительного этапа Московской битвы.

            В принципе, мы можем говорить, что в районе Кривцово частично проходили три фронтовые наступательные операции  стратегического характера две из них (неудачные) связаны с Московской битвой, и одна (удачная) с Орловско-Курской, хотя некоторые  исследователи очень жаждали видеть их частными.

            Теперь обратим своё внимание на «Болховскую наступательную операцию 27.03-03.04.1942», заявленную военным ведомством. По датам, как мы видим, она тоже входит в заключительный этап Московской битвы. На сайте «Память народа» представлена её схема, в которой якобы участвовало три армии – 16-я, 61-я и 3-я. Из схемы видно, что основные наступательные  действия предпринимала та же 61-я армия, что и в первой Орловско-Болховской операции. И, как и в первых двух операциях, цель её тоже была всё та же – разгром болховской группировки противника. Это можно уяснить всё из той же монографии Е.Е. Щекотихина «Орловская битва», кн. 1, где опубликована выдержка из Приказа №047/оп от 22 марта командующего войсками Западного фронта Г.К. Жукова (с 13.01.42 61-я армия была в подчинении этого фронта). В разделе Болховско-Мценской операции автор слегка коснулся и этой операции (С.319-320).  По понятным причинам цели этой операции, как и предыдущих случаях, достигнуты не были. Отчего же тогда Министерство обороны номинирует лишь её на звание Болховской наступ. операции?

            Дело в том, что по сравнению с результатами предыдущих операций, в ходе этого наступления немцы отступили с части территории Белёвского района в сторону Болхова. До этого фронт проходил почти рядом с Белёвом – в районе Мишенского, Долбино (места хорошо известные по биографии поэта Жуковского), после наступления линия фронта переместилась ближе в Болхову. По белёвской дороге – это район населённого пункта Дольцы. В некоторых местах передовая подошла вплотную в Болховскому району (Романовка), но на территории Болховского района согласно ЖБД 61-й армии боевых действий не происходило и ссылка газетной статьи на архивные данные захоронений в дер. Вязовой и Курасово требует уточнений.

 

Схема Болховской наступательной операции 27.03-3.04.1942. Сайт «Память народа»     

            Неверно также и то, что в наступательной операции принимала участие 3-я армия. Ударная группа армии была измотана кривцовскими боями второй фронтовой операции (см. выше), закончившейся 18 марта и основные части были отведены с передовой. И дело не в том, что боевой состав её дивизий был мал, и как отмечено в статье «составлял 400-800 человек» (эти цифры, тоже не верны, согласно донесению №332 от 1.04.42 по Брянскому фронту в каждой из дивизий 3-й армии было не менее 5000-7300 чел). Командование 3-й армии просто не готовилась к этому наступлению и о нём, скорее всего, не знало. Во всяком случае, в зафиксированных переговорах отмечено удивление сообщению об успехах соседей.

 

Выдержка из  ЖБД 3-й армии за 27-30 марта 1942 г.

            В конце марта 1942 г. на участке, примыкающем к частям 61-й армии в районе захваченного Кривцовского плацдарма, в обороне 3-й армии находилась 287-я сд, один полк 283-й сд и два лыжных батальона, другие дивизии были отведены во второй эшелон (на отдых), и к наступлению армия однозначно не готовилась:

            Но схема испещрена изменениями линий фронта и взаимными стрелками наступлений. Что же происходило с частями 3-й армии во время наступления 61-й армии? Оказывается, в самый разгар операции Западного фронта – 31 марта 1942 года, немцы на стыке фронтов, заранее сосредоточив силы по давно разработанному плану, выбивают малочисленные наши части, стоявшие в обороне, за Оку, тем самым полностью возвращая себе Кривцовский плацдарм с рядом командных высот, очень удобных для обороны, а заодно и деревень – Сивково, Толкачёво, Болвановка, Кривцово Малое и Среднее. Кроме того, передовые части их переходят на правый берег Оки и захватывают близлежащие посёлки (Бутырки, Средние Ростоки, Большие и Малые Голубочки, Шейка).

            По сути, Брянский фронт сдаёт немцам плацдарм, за который  бился до этого целый месяц и за который были отданы тысячи жизней. Вполне понятна на это реакция Ставки ВГК снимающей 1 апреля с должности командующего фронтом. После чего для 3-армии происходит вовсе не наступление, а выбивание противника из прибрежных пунктов восточного берега Оки (283 и 60 сд), а уже далее предпринимается безуспешная попытка возвратить сданный плацдарм (удалось взять лишь Малое Кривцово у самого берега Оки). Красная же стрелка нарисованного на схеме удара со стороны 3-й армии чуть-ли не до Болхова – это не более чем блеф (см. ЖБД 3-й армии за 1-3.04.42). Событий этих я вскользь коснулся в своём очерке «27 кривцовских «панфиловцев», а уже продолжением их был очерк «Где же вы, символы отваги и мужества?».                             

            Вернёмся, однако, к Западному фронту и наступлению 61-й армии. Если вчитаться в боевые документы этого наступления, то покажется оно, до некоторой степени, странным. В наступлении 27-30 марта дивизии 61-й армии бьются о немецкую оборону, как о стену и, естественно, есть потери, а 31-го марта (при сдаче плацдарма соседним фронтом), вдруг, чуть ли не по всей линии наступления происходит резкое движение частей 61 армии в сторону Болхова с освобождением массы населённых пунктов.[6] Есть чему удивиться!

 

Выдержка из ЖБД 61-й армии за 31.03.1942. Сайт «Память народа» 

 

Часть «Отчётной карты 61 А на 31.03.42» по участку на юг от Белёва. Сайт «Память народа»

            За разъяснениями впору обратиться к немецким документам. При этом схема нам указывает, что наступление велось на участке 47-го танкового корпуса (ТК) 2-й танковой армии (ТА) немцев. Познакомившись с ней, не будем уж настолько доверчивы. С севера от Болхова частей 47-го ТК не было, там располагались части 53-го (LIII) армейского корпуса (АК), штаб которого непосредственно был в Болхове. Как раз против них 61-я армия и вела наступление, а 47-й ТК располагался к западу, северо-западу от Болхова, за Вытебетью, т.е. ближе к Брянску, хотя всё это, конечно, та же 2-я ТА. Не вдаваясь в подробные донесения 53-го АК, взглянем на донесения самой ТА за 31.03.42. Вот одно из них:

 

Выдержка из донесений 2-ой ТА по 53-му АК за 31.03.1942    

            После цифр LIII.А.К. в первых двух абзацах немецкого донесения речь идёт об успешной (для немцев) операции по захвату Кривцовского плацдарма. Нам же интересны последние 2 строчки. Перевести их можно так: «По 167-ой и 296-ой пех. дивизиям. Согласно плана занимается промежуточная позиция. Противник следует за расширяющимся фронтом».       

            Я мог бы привести ряд других немецких документов, но, думаю, и одного вполне достаточно, чтобы понять, что наступление 61-й армии совпало с запланированным отходом немецких частей на новые позиции. Предполагаю, что отход этот связан с предстоящим наступлением весенней распутицы и удалённостью линии фронта от центра снабжения, каким являлся Болхов. Немцы заботились об укреплении обороны в период плохих погодных условий. А как оборонялись мы, можно узнать из документов разведотдела 112-й ПД по допросу наших пленных, взятых немцами при захвате Кривцовского плацдарма 31.03.42: «Позиции под Толкачево были просто окопами в снегу без деревянной обшивки, так что солдаты там спали в снегу на соломе, им разрешали лишь время от времени пойти погреться в деревню».

            Таким образом, итог, достигнутый действиями 61-й армии, не есть результат непосредственно наступления. Это в большей степени результат планового отхода противника.

            Выделять данную операцию, забыв о других и присовокупив к ней сдачу плацдарма, до некоторой степени, аморально – это  всё равно, что насмехаться над памятью тех тысяч людей, которые отдали свои жизни за то, чтобы удержать этот Кривцовский плацдарм на левом берегу Оки в течении полутора месяцев. И такая операция, по мнению «компетентных» историков военного ведомства, претендует на роль единственной Болховской операции?! Называется «рассекретили»!

            14 лет назад, ещё в 2005 году, в журнале «Военно-исторический архив» генерал Подольский опубликовал свои работы по операциям, проходившим в районе Болхова, а затем в 2011 году издал 2-мя изданиями свою книгу. Операции 27.03-03.04.42, выделенной сайтом «Память народа», там нет. Однако, кроме тех, что я упомянул вначале, там есть и ещё две операции. Конечно, к разряду стратегических они не принадлежат, поскольку не входят ни в какую битву, однако вполне солидные фронтовые операции (5-10 июля 1942 г. с участием 2-х фронтов и 3 армий; февраля-марта 1943 г. с участием 4-х армий). Назвать их Болховскими можно лишь условно с чисто краеведческой точки зрения, поскольку Болхов был лишь одной из ряда их целей. В 2013 году болховский ветеран войны и краевед  В.Г. Сапелкин выступил со статьёй «Пять Болховских освободительных операций» в форме воспоминаний и поверхностного рассказа. Исторически может быть и наивно, но фактически верно. В 2016 году он же издал книгу «Знать и помнить…», где и описал их.  

            Военное ведомство всё это игнорирует. Ну, не хочет оно, чтобы в истории ВОВ фигурировали несколько  Болховских наступательных операций. Кому это надо? Хватит уже со всех Ржева, а тут ещё какой-то задрипанный Болхов! Всё в соответствии с высказываниями маршала Жукова Г.К.: «История Великой Отечественной войны абсолютно неправдивая. Это не история, которая была, а история, которая написана»

            Между тем Кривцовский мемориал стоит и отмечает в 2020 году свой 50-летний юбилей, хотя трагедия путаницы вокруг него и непрофессионализма историков, как мы видим, всё продолжается.

[1] Об обороне тогда никто из них не имел никакого понятия. Обороняться их не учили, их учили наступать. Вот они и наступали!

[2] Программной для «частников» стала глава «Высокая цена частных операций» из сб. «Третья армия: история, люди, подвиги», 1995 г., где доказывается, что все операции 1942 г. в полосе 3 А были частными. При этом порой описываются операции, которые на самом деле не происходили, а лишь планировались (см. стр. 77).

[3] Однако в перечне «Фронтовые операции Красной Армии, проводившиеся на территории Орловской области в рамках стратегических наступательных операций в годы ВОВ» «Книги Памяти» это вообще проигнорировано (т.12, С. 239).

[4] При этом, правда, он отметил: «Первая попытка ликвидировать Орловский выступ была предпринята в декабре 1941 года. 27 декабря командующий 61-й армии  генерал- лейтенант М.М. Попов получил приказ командующего Брянским фронтом (только что вновь образованным), в котором войскам ставились задача: прорваться к Орлу через Мценск и Болхов» (С. 346, см. также С.291). Если бы Щекотихин внимательно ознакомился с оперативными документами за 28.12.41-01.01.42, или почитал 1-ю главу книги Подольского, думаю, что он начало общей операции без сомнения перенёс с 8 января 1942 г. на 28 декабря 1941 г.

[5] На это же ранее указывал и В.Воробьёв ещё в статье 1992 года «Тайна Кривцовского мемориала».

[6] Со сменой командующего Брянским фронтом, Ставка ВГК из Западного фронта передала в его состав и 61-ю армию. Поэтому дальнейшее её продвижение к Болхову можно отследить по новому  со 2.04.42 ЖБД Брянского фронта (л.48)

Источники:

  1. Афанасьева К. «Он небо расчищал от вражеских крестов», газ. «Болховские куранты» №49 от 7.12.2019, С. 5
  2. «Великая Отечественная война 1941-45», М.: Советская Энциклопедия, 1985 г. – С. 466.
  3. Анохин Н., Богаченко А. «На Болховском направлении», газ. «Орловская правда» №72 от 26.03.1972 г.
  4. Анохин Н.И. «Ради жизни на земле» // «На Кривцовском рубеже»: Историко-культурный сборник – Орёл: ПФ «Картуш», 2014 г. – С. 13-35
  5. Анохин Н. «Ради жизни на земле»// «Была война»: Сб. воспоминаний. – Тула, 1990 г. – С. 355-367
  6. «Высокая цена частных операций» // «Третья армия: история, люди, подвиги»: Сб. – М.: «Эрго-Пресс, 1995 г. – С. 76-83.
  7. «Память о подвиге. Орловская область. Российская Федерация»: Сводный том «Книги Памяти», Орёл: «Орёлиздат», 1998 г., С.222
  8. Фёдоров С.И. «Кривцовский мемориал» // «На Кривцовском рубеже»: Историко-культурный сборник – Орёл: ПФ «Картуш», 2014 г. – С. 38
  9. Подольский В.Д. «Кривцовская битва»// В.Д. Подольский «Край родной в огне войны», М.: «Патриот», 2011 г. – С. 32-33
  10. Щекотихин Е.Е. «Болховско-Мценская наступательная операция (8 января - 30 июня 1942 года)» // Е.Е. Щекотихин «Орловская битва – два года: факты, статистика, анализ», кн. 1 – Орёл: Издатель Александр Воробьёв, изд. 2-е, испр. и доп., 2008 г. – С. 302, 331,
  11. Воробьёв Вл. «Тайна Кривцовского мемориала», газ. «Центр. Россия», №25, 1992 г. – С.4-5
  12. Подольский В.Д. «Сквозь дым и пламя сражения»// В.Д. Подольский «Край родной в огне войны», М.: «Патриот», 2011 г. – С. 15-31
  13. «Оперативный очерк боевых действий Брянского фронта с 13.11.1941 по 01.04.1942». ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д.189, л. 34-35; л.20-23; л. 26, л.29. Документы частей. Сайт «Память народа»
  14. «Битва под Москвой», М.: Военное издательство , 1989 г. – С. 197, 198-199, 205, 253  
  15. «Фронтовые операции Красной Армии, проводившиеся на территории Орловской области в рамках стратегических наступательных операций в годы ВОВ 1941-1945 гг.» // «Книга Памяти 1941-1945. Орловская область. Российская Федерация», т.12 – Орёл: «Орёлиздат», 2005 г. – С. 239
  16. «Орловско-Болховская наступательная операция (8.01-30.06.42). Проблемы планирования и проведения». Материалы межрегиональной конференции 16-18 марта 2017 г., г. Орёл, вып. 3, под ред. Е.Е. Щекотихина – Орёл: ОГУ им. И.С. Тургенева, 2019 г. – С. 37, 40-44, 63-67, 169-193
  17. Документы частей. Сайт «Память народа»
  18. «Журнал боевых действий частей 3 А за апрель месяц 1942 г.». ЦАМО, ф. 310, оп. 4376, д.67, л. 1-3. Документы частей. Сайт «Память народа».
  19. «Журнал боевых действий Брянского фронта в Отечественную войну 1942 г.». Часть 4-я со 2 апреля 1942 г. по 18 июля. ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д.556, л. 32 (48). Документы частей. Сайт «Память народа».
  20. «Журнал боевых действий войск 61 А за период с 8 март по 20 апреля 1942 г.». ЦАМО, ф.418, оп.10695, д.38, л.51. Документы частей. Сайт «Память народа»
  21. «Отчётная карта обстановки 61 А с 21.3.42 г. к утру 31.3.42 г.». Документы частей. Сайт «Память народа»
  22. 22. NARA T314, R1315 ( Armeekorps), F000004.
  23. Подольский В.Д. «В июле 1942 года»; «В феврале-марте 1943 года» // В.Д. Подольский «Край родной в огне войны», М.: «Патриот», 2011 г. – С. 51-75
  24. Сапелкин В.Г. «Пять Болховских освободительных операций», газ «Победитель». К 70-летию освобождения Болхова от немецко-фашистских захватчиков, 2013 г. – С. 3-4
  25. Сапелкин В.Г. «Пять Болховских наступательных операций в Великой Отечественной войне» // В.Г. Сапелкин «Знать и помнить…» – Орёл: «Картуш», 2016 г. – С. 13-20
  26. Бешанов В.В. «О документах и фактах» // В. В. Бешанов «Десять сталинских ударов» - Мн.: Харвест, 2004 г. – С. 755
  27. Рыбников В.К. «27 кривцовских «панфиловцев» //«Библиотечка «Орловского военного вестника», вып.10, «Кривцовский плацдарм» – Орёл: ПФ «Картуш», 2017 г. – С. 99-106
  28. Рыбников В.К. «Где же вы, символы отваги и мужества?» // В.К. Рыбников «Болховские истории», кн. 2-я – Орёл: Издательство «Картуш», 2016 г. – С. 121-129